в

Сразу две семьи благодарят главврача 3-й минской больницы и ее коллектив

Сегодня сразу две семьи говорят спасибо медикам 3-й минской клинической больницы и ее главврачу Наталье Саевич, хрупкой женщине с сильным характером и большим чувством долга. Выходные, а Наталья Ивановна всегда на работе, заходит в каждое отделение, палату, реанимацию, к тяжелым больным: «Как самочувствие? Что капают? Какие изменения?» 

У Юрия Чичиро вирус поразил всю семью по цепочке. Сперва спасали маму Таисию Аркадьевну. Ей 67, проблемы с сердцем. Только ее госпитализировали, как почувствовал недомогание Юрий. Врач тут же направил в больницу. А через 3 дня в детскую инфекционку попали жена с дочкой. Следом симптомы появились у тещи, шурина и его жены с сыном… 

Юрий Чичиро с дочкой Евой Аделиной и женой Еленой.

— Меня и грипп-то никогда не трогал, — оглядывается назад Юрий. — А тут почувствовал ком в груди, решил, что сердце. Однако кардиограмма хорошая. КТ тоже ничего не показала. Но врачи, зная коварство этого вируса, провели повторное обследование и обнаружили небольшой воспалительный очаг, который буквально за двое суток поразил все легкие. 

Температура поднималась все выше. Ни парацетамол, ни капельницы не помогали. Увезли в реанимацию. 

— Если в отделении одна медсестра на 10 палат, то тут мне казалось, что на меня одного — 5 медработников! Даже уксусом обтирали, льдом обкладывали, капельницы ледяные ставили… Помню, постоянно проваливался в навязчивый сон, в голову мысли нездоровые лезли: «Неужели это конец?» А потом медсестра пришла с какой-то волшебной капельницей и сказала, что профессор дал добро на экспериментальное лечение, которое обязательно должно помочь. Якобы даже от лихорадки Эбола спасает. Я дал письменное согласие. И действительно, впервые температура упала до 37. Вытащили! 

Наталья Саевич.
ФОТО ЮРИЯ МОЗОЛЕВСКОГО.

— Мы с дочкой (ей 2,5 годика) в больнице пробыли 12 дней и справились, к счастью, легко, без осложнений, — рассказывает супруга Елена Тютькова. — И свекровь врачи быстро на ноги поставили, долечивалась уже в Аксаковщине. А вот за мужчин пришлось поволноваться. У брата сильная пневмония, до сих пор в больнице. И муж был в тяжелом состоянии. Крепкий молодой мужчина, который вел спортивный образ жизни, не мог даже говорить. Врачи прилагали максимум усилий, чтобы спасти. Низкий поклон профессионалам.

Когда лихорадка ушла, Юрию казалось, что уже все позади, аппетит проснулся (за 4 дня в реанимации похудел на 10 кг!). Но стоило подняться по лестнице, чтобы сделать повторно КТ, и никак не мог отдышаться. Главврач держала его на контроле. 

— Заглянет в палату и, если не лежу в прон-позиции на животе с подушкой под грудью, тут же нагоняй давала: «Мы тебя еле спасли, а ты тут отдыхаешь? Быстро перевернись!» Так заставляли лежать не менее 10 часов. Оказывается, очень полезно. Я проверял: если сидишь, содержание кислорода в крови 85, лег на живот — уже 92. 

Сейчас Юрий вспоминает, как шутили и подбадривали врачи, как умело действовали в критической ситуации, какие красивые глаза были у медсестер, даже бусинки рассмотрел на ресницах: «Сутками работают, выкладываются по полной, устают, а при этом успевают следить за собой!»

Семейным подрядом лечились и Ольга Копач с Владимиром Коценей. Положительные тесты были у всей семьи. Сын с невесткой вирус даже не почувствовали. Больше всего переживали за маму, которой 79 лет. Она, к счастью, отделалась легким испугом. 

Владимир Коценя и Ольга Копач.

— Даже я, несмотря на оперированные легкие (у меня их не два, а полтора!), двустороннюю пневмонию перенесла легко, — рассказывает Ольга. — А вот муж, который за свои 47 лет ни разу не лежал в больнице, оказался самым уязвимым. Десять дней с температурой. Полтора месяца лечения — и все еще в ожидании отрицательного теста.

Владимир признается: когда ехал в больницу, испытывал дикий ужас. И Ольга вторит, что со страхом справиться было тяжелее всего. Интернет добавлял паники: что ни случай, то смертельный. Когда попали в больницу, успокоились. 

— Да, поступало много пациентов, но никакой истерики. Врач-пульмонолог в приемном покое Юлия Левко, которая сама переболела, успокаивала: «Все будет хорошо, знаю, сама через это прошла». 

Владимир тоже быстро проникся доверием:

— Главврач Наталья Ивановна, посмотрев историю болезни, вселила оптимизм: «Не волнуйтесь, недельки две полечитесь и будете как новый». И сосед по палате добавил: «Не боись! Хороший врач!»

При первой же возможности супругов поселили в одно отделение, а потом и в палату. Вместе и лечиться легче. 

— Долго болела голова, тошнило, была слабость, — говорит Ольга. — Но мы не оставались наедине со своими тревогами. Лечащий врач Анна Черненко, заведующая кардиологией, отвечала на все вопросы, относилась к нам очень чутко. И весь персонал был такой сердечный, какой только может быть в кардиологии. Там все были оптимистами, по-другому им, наверно, и нельзя: «Соберитесь, потерпите, станет легче». А медсестры и санитарки, казалось, не останавливались ни на минуту. Они по палатам бегают, сражаются за каждого. Если капельница стоит, 20 раз прибегут, посмотрят, все ли хорошо. Поражала эта самоотверженность! 

kucherova@sb.by

Источник: sb.by

Автор Semeistvo.by

Политолог: позиция белорусского руководства в борьбе с COVID-19 оказалась более эффективной

Инфекционист из Могилева – о борьбе своей команды против COVID-19